Неожиданные новости для экипажа

 

Я нажал на кнопку, набрал номер директора ресторана.

- Ресторан «Радуга», директор... Алё!..

- Привет. Это Касатонов... Тёзка, включи экран.

Мой приятель Женя Миронов был  немало удивлён.

- Женик, ты? С прибытием. Когда появился?

- Сегодня перед обедом.

- Какие проблемы? Только, давай быстрее. Я сейчас ухожу.

- Нужен столик у большого иллюминатора.… Который  под пальмой.

- Рядом с парусником?

- Он самый.

- Когда?

- Через час.

- Надо, значит, будет. Что ещё?

- Вечернее меню, цветы, телевизор,.. коробка конфет

- Цветов нет. Остальное реши с Игорьком. Я ему скажу.

- Женя, цветы нужны! Я буду с дамой.

- Нет цветов. Остальное всё у Игорька. ... Извини, Женя. Я побежал....Пока, - Миронов отключился.

Я бросил видеофон на кровать, подошёл к зеркалу. Провёл рукой по щекам. Только сейчас, через зеркало, заметил, как выразительно уставился на меня Грачёв.

- Славик... В чём дело?

Славик прошёлся по каюте, остановился  у стола.

- Женя!

- Ау?

- Может, ты объяснишь, что происходит?

Я повернулся к нему.

- Разве, не видишь? Собираюсь в ресторан.

Славик размял в пальцах сигарету.

- Это я понял. Что ты Алку клеишь - я усёк. Речь не о том. Что за приказ, о котором она говорила?

Я повернулся к расблоку, щелкнул тумблером.

- Девятая каюта, Козлов, на связь.

- Есть девятая, - Коля что-то жевал. - Что случилось?

- Случилось, - я подмигнул Славке. - Зайди.

Козлов зашёл, присел на край моей кровати.

- Ну, что? Привет от Вилкова?

- Пламенный... Завтра перегоняем «Экспресс» в одиннадцатый сектор на ремонт. А сами на модуль.

- Че-го?

- Что слышал. Пока «Экспресс» не выйдет на ходовые, будем кататься на модуле. Ты и я.

Коля щелкнул языком.

- Это всё из-за посадки?

Я кивнул. Козлов усмехнулся:

- Что у него - крыша съехала на старости лет? А отпуск?

- Накрылся твой отпуск.

- Как накрылся? Совсем?

- Совсем он права не имеет. Один раз в год, как положено. Мы же перед  последней ходкой гуляли.

- Гуляли, - согласился Козлов. - Только после каждого полёта, силёнок  подкопить не мешало бы. В реабилитационный период...

-Славик, дай огня, - Грачёв щёлкнул зажигалкой. - Спасибо. Ничего. Реабилитируешься на модуле. 

Штурман передёрнул плечами, упёрся глазами в Грачёва:

- А вот этого господина куда?

- Этого господина, - я потрепал Славика по загривку. - Координатором в одиннадцатый сектор.

- И вечным дежурным по станции, - поддакнул Козлов. - Нет уж... Лучше на модуле.

Немного подумал, поскрёб подбородок.

- Помню, у меня на Луне бешеная любовь была. Верите, мужики?.. Зря. На пятом курсе, ...я стажировался на модуле, - Козлов закатил глаза. – Она - селенолог. Работала на базальтовых породах... Глаза, - Коля  показал на иллюминатор. - Вот такие. Черные, как ночь. Сох по ней страшно... Не поверите, каждый раз после смены к шлюзам бегал с цветами. Вездеход встречал.

Мы, действительно, не поверили. Но поинтересовались, чем закончилась эта история.

- А ничем, - ответил штурман. - Прилетел с Земли её муж, пообещал  набить мне морду. А у меня выпуск вот-вот. Пришлось отлипнуть.

- Н-да, история, - резюмировал Грачёв. - Бабе не хватало мужа. И ты ей в этом помог.

 - Иди ты, - Козлов встал, направился к выходу. - Понимал бы что-нибудь...

Рванул дверь и, лицом к лицу, столкнулся с Платоновым.

- Привет, - сказал штурман, оглядывая его с головы до ног. - Куда это ты собрался? Ишь, вырядился... Улетаешь?

- Улетаю, - ответил Платонов. И добавил: - На Землю.

Потом, постучав  для  приличия  в  дверь,  заглянул в  каюту.

- Женя, можно к тебе?

 

 

 

         На предыдущую страницу                                                                                                                              На следующую страницу

 

         На первую страницу