Разговор с командиром отряда

 

- Касатонов? Восьмая каюта, ответьте диспетчерской.

Голос секретарши Хохлова Аллочки оборвал сон.

- Касатонов, ответьте диспетчерской.

Я нажал на кнопку.

- Есть восьмая. Касатонов слушает.

- Виктор Васильевич передал: через тридцать минут быть у командира отряда.

На часах семнадцать тридцать. Да, прикимарил. Не разбуди Аллочка - проспал бы.

На верхней койке храпел Грачёв.

Вот у кого были железные нервы. Проспал всё на свете: подход к станции, швартовку; уже здесь, на станции, едва добрался до койки, как добрых шесть часов «давил комара».

- Славик, - толкнул я его. - Подъём... Голова разболится.

Грачёв оторвал от подушки растрёпанную голову.

- Ужин был?

- Нет ещё.

- А сколько времени?

- Семнадцать тридцать пять.

- Ты на довольствие нас поставил?

- А как же…

Славик с хрустом  потянулся, аппетитно зевнул. Приподнявшись на локте, хмыкнул:

- И чего на тебя Вилков зубы точит, ума не приложу... Я бы с тобой всю жизнь летал, ей- ей... Кормил бы вовремя....

- Конечно... Где ты ещё такого дурака найдёшь?..

Каюты старшего командного состава «Радуги» находились в соседнем секторе жилой палубы: двух- трёх минутах ходьбы. У двери с табличкой «Командир отряда Н.А. Вилков» я остановился, одёрнул форменную куртку, посмотрел на часы и, сплюнув через левое плечо, постучался.

- Войдите!

Я рванул дверь.

- Разрешите?

- Входите, Касатонов.

Я вошёл, закрыл за собой дверь, вскинул руку к пилотке.

- Товарищ командир отряда, командир транспортного рейдера «Экспресс» Касатонов по вашему приказанию прибыл.

Вилков усмехнулся

- Вижу, что прибыл... Отчёт на стол.

Взял папку, раскрыл её, стал читать, не обращая на меня никакого внимания.

Сесть не предложил - для таких разборок одного ковра  достаточно. 

Ничего, потерпим - мы народ терпеливый. Терпеливый, молчаливый и, вообще,.. у нас звёзд меньше .

Но не это меня угнетало - а тишина. Она звенела в каюте, ломила уши, выводила из себя. Стараясь отвлечься, пока Главный изучал принесённые мной бумаги, я глазами шарил по каюте, пока моё внимание не привлёк ворох бумаг на столе рядом со мной.

Это были доклады, служебные записки главных специалистов, посвящённые последнему полёту «Экспресса»: анализ посадки, варианты выводы,...Размашистые почерки, лаконичные  формулировки.

Открыто читать всё это - явно подсунутое мне прямо под нос Вилковым, я, понятно, не мог. Но и из тех обрывков, которые я успел  выхватить глазами  было ясно - дело дрянь: на нас вешали всех собак.

Ну-ну, валяйте...

   Отдельно этого от  вороха, чуть поодаль, лежал ещё один исписанный лист. Это был рапорт Хохлова. Сложенный вдвое, он лежал наискось от  меня. Изнутри  листа выглядывала подколотая к нему кипа, - похоже, копии диаграмм с нашего бортового компьютера, скорее всего с режимами торможения перед посадкой на Ио. О содержании рапорта можно было разве что догадываться.

   Но кое-что я всё-таки разобрал.

   «…В сложившейся  ситуации ...(дальше по сгибу не прочесть)... личного опыта и опыта моих коллег... (опять не прочитать)... прилагаемой документации... действия экипажа транспортного рейдера 1-го ранга «Экспресс»... являются единственно правильными...»

Разобрав это, я больше глаза не ломал. Сразу стало как-то спокойнее... Мир не без добрых людей.

Раздался шорох. Вилков бросил принесённые мной бумаги на стол.

- Ладно, картина ясная... Где поймали метеорит?

- В поясе астероидов1 ... На карте я пометил.

- Почему сразу  не осмотрели корабль? Или вы  первый год в космической авиации, Касатонов?

Я усмехнулся.

- Корабль был в режиме торможения. Плюс условия связанные с повышенной метеоритной опасностью.

 Такого «гафа» Вилков, конечно, не ожидал. Да и я, признаться, тоже.

 Вилков прошёлся по каюте.

 - Так что у вас там с модулем?

- Повреждение механическое: забит один из направляющих пазов. И задета гидравлическая магистраль.

- На Ио осмотреть, конечно, не смогли, - съязвил Главный.

«А то ты не знаешь?»- подумал я..

- Местная  база была не в состоянии произвести ремонт корабля. Это связано с потерей питания и аварийной обстановкой на ракетодроме. И потом,. .извините, какой смысл?

Ещё «гаф»...

Так, хватит играть с огнём

- С администрацией на  Ио разговор особый, - Вилков меня, словно, не слушал. - А с вас, Касатонов, я спрашиваю за «Экспресс»... Вы самовольно посадили корабль, вы ничего не предприняли, чтобы устранить повреждение, вы подняли «Экспресс» неисправным, хотя пункт  номер один предполётной инструкции гласит: «Произвести осмотр корабля и проверку механизмов на предмет готовности к полёту...»

Что-то он крутит.. Претензии несерьёзные. Скачет по верхам, зацепить не может. Не считает же он, в самом деле, что в иллюминатор его каюты лучше видно, чем в упор по месту...

Это нагоняй... Обыкновенный нагоняй. Только зачем это делать  самому? Хочешь кого-то о ковер растереть - есть куча «замов», более компетентных в этих вопросах. Самому - то зачем  руки марать?

Нет, он что-то задумал... За этим что-то стоит, какая- то рокировка. Менее всего незаконная - любой  приказ можно обжаловать; скорее всего, паскудная... Он же всё  это не мне - он себе говорит. Со мной и разбираться- то не стал...

- Касатонов, вы меня слушаете?

- Так точно.

- Сколько времени нужно для ввода «Экспресса» в строй?

- Корабль в строю.

- Да? - Вилков  усмехнулся. - А стыковочный узел?

Я промолчал.

- Ну, так как, Касатонов?

- Не мой вопрос.

- Чей же? - Вилков даже брови поднял от удивления.

- Ремонтной службы. Силами экипажа такие работы не проводятся.

Главный опять усмехнулся.

- Да - а... Ваше дело кататься ... И ломать...

Вилков прошёлся по каюте. Повернулся ко мне.

Я понял его. Пора «кончать базар».

- Значит так, - в его голосе зазвучали металлические  нотки. - Завтра перегнать «Экспресс» в одиннадцатый сектор на ремонт. Корабль сдать ремонтному экипажу. Грачёва и механика оставить там до ходовых испытаний...

Хо... Что-то новое. Обычно в таких случаях лётный состав с чистой душой уходил в отпуск…

Закон не писаный, но железный...

Вилков же продолжал:

- Вам же с Козловым на это время придётся пересесть на модуль связи. Экипажей в малой космоавиации не хватает приходиться задействовать с ремонтирующихся кораблей. Так что трасса Земля- «Радуга»- Луна ждёт вас. Вопросы?

Нн-да. Сюрприз... Ссылка по месту работы.

- Надолго... на модуль?

- Два месяца... Пока «Экспресс» не выйдет на ходовые.

- А потом? Опять в рейс?

Вилков всё понял. Хмыкнул, покачал головой.

- Вы это о чём?..  На счёт отпуска?

- Да. Потом-то как?

- Один раз в год по закону. А год для вас ещё не закончился.

Так. Похоже, новостей больше не предвидится. С отпуском пролёт, хотя, у нас это называется реабилитационным периодом.

Но, ничего.. Сказал же Вилков: год ещё не закончился. Как раз, ещё одна ходка до Юпитера и обратно. Ладно - это уже его проблемы...

- Кто будет вторым пилотом?.. На модуле?

- Я же сказал - Козлов.

- Козлов штурман.

- Да? - Вилков покачал головой. -  А кто у вас третьим пилотом на «Экспрессе»?

- Здесь маршруты короче. Штурману больше работы.

- Зато второму пилоту делать нечего, кроме как автопилот пасти.

- Всякое бывает.

- Всякое, - согласился Главный. - Но для вас, Касатонов, похоже, проблем нет.

- Товарищ командир отряда, - помолчав, спросил я. -... А кроме модуля, никуда?

Вилков удивлённо вскинул брови.

- То есть?

- То есть модуль связи - это не рабочее место пилота первого класса.

Вилков впервые за весь  разговор изобразил на лице подобие улыбки.

- А где  рабочее место пилота первого класса, по-вашему?

- Ну... хотя бы на «Орбите». Пошлите туда вместо Платонова. Он, говорят, в отпуск уходит.

Вилков подошёл к иллюминатору, уставился в черноту бездны. Нехотя ответил:

- Платонов уходит не в отпуск, а в Отряд Космонавтов. На  «Орбиту» назначен новый командир.

Вот это новость... Не зря её Вилков приберёг на конец разговора. Мои отношения с Платоновым он- то знал хорошо: с Володей мы с первого курса училища знакомы. И истребительный полк один на двоих, и отряд космической транспортной авиации тоже.

Ещё на Ио я узнал, что сходит со стапеля «Россия»- первый пилотируемый корабль землян, уходящий за пределы Солнечной системы на разведку её окрестностей. Из Звёздного в наш отряд пришёл запрос на одного пилота первого класса. Кого послать - решал Вилков.

Вот и решил: послал Платонова.

Ну что ж... Ещё один «гаф», но теперь уже мой. Валяй, Главный. Добивай.

И он добил. Добил одной фразой. Без ножа зарезал. Насмерть.

- Я, - сказал, как бы, между прочим. - Хотел вас рекомендовать, Касатонов. Да, ладно уж ... куда после такой истории на Ио?.. Видно не судьба...

Взял со стола мой отчёт, бросил на стол к остальным бумагам.

- Дела по ремонту «Экспресса» уладить в три дня. С понедельника пожалуйте на  модуль связи. Номер машины и позывной узнаете у Хохлова. Всё... Разговор состоялся.

 

 

 

 

На предыдущую страницу                                                                                                                                                           На следующую страницу

 

На первую страницу

 

                                                                                                                                                                          

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                

 



1 Пояс астероидов – Имеется ввиду первый пояс малых планет между орбитами Марса и Юпитера. Второй пояс  (пояс Койпера)  находится за орбитой Плутона.